Акцентуации личности, 9 из 72 (Ник. Козлов)

Внимание! Результаты и интерпретации, полученные без участия специалистов, не следует воспринимать слишком серьезно. Диагностическую ценность имеют только исследования, проведенные профессиональным психологом.

Результат теста

-4
5
3
5
5
4
2
-4
-8][-707][816][-16
-6

Содержательная интерпретация

Рожденные на свет, мы все уже изначально разные. Да, нас можно изменить, и это происходить будет, но наши предрасположенности, наши интонации будут просвечивать всегда. Когда эти особенности нам нравятся, мы с умным видом говорим об индивидуальности, когда не нравятся – о дурном характере и перечисляем противные черты. Если эти особенности мешают жить многим и сильно, зовут психиатра, и психиатр ставит диагноз.

А теперь в обратную сторону: когда диагноз поставить еще нельзя, но особенности есть, психиатры говорят об «акцентуациях». Это не просто случайный набор черт, это целостная картинка личности, и, говоря так о людях, пользуясь этими картинками, психиатры (в отличие от многих из нас) вовсе не предполагают оценочного отношения. Иметь такие акцентуации не плохо и не хорошо – это просто то, с чем человек родился.

Этот тест и познакомит вас с девятью основными акцентуациями (картинками) личности, а через них – вас с собой.


Чем больше у вас баллов по шкале, тем более выражен у вас этот личностный тип. Едва ли все типы будут выражены у вас одинаково, скорее всего, будут несколько доминирующих типов, несколько слабо выраженных и несколько – антитипов.

Хорошо, но что это значит? Хорошо это для вас – или плохо? И что с этим делать?

В крайнем выражении некоторые типажи оказываются мало привлекательными субъектами, при средней же или малой выраженности – это просто индивидуальные особенности человека, уместные в одних и неуместные в других ситуациях. Если же какой то типаж вам не симпатичен, а у вас он оказался выражен – приглядитесь, нет ли смысла поработать над собой.

Истероид

В этом личностном типе два основных «ядра»: с одной стороны – артистизм, легкость вживания в любую роль, с другой – желание выделиться, обратить на себя внимание окружающих.

Вы уже догадываетесь, как эти черты великолепно дополняют друг друга.

Истероид – художник жизни. С повышенной эмоциональностью, тонкими чувствами и образным мышлением, он творит яркую картину из всего, к чему он прикасается. Мастер детали, он теряется только при необходимости сухого репортажа, при необходимости канцелярски точно и упорядоченно изложить суть.

Лицо его изобразит страдание…

Истероид виден с детства… Вот ребенок в центре комнаты декламирует стихи: наслаждаясь своим голосом, своей сочной и точной интонацией, всем телом вживаясь в образ и краем глаза ловя восхищение. Ура, аплодисменты! Но вот взрослые садятся за стол и о нем забывают… Он снова пробует обратить на себя внимание, не получается – начинает крутиться под ногами, кончая тем, что тянет на себя скатерть. Его ругают, наказывают, он закатывает истерику…

Не волнуйтесь, все в порядке, он получил то, что хотел: внимание.

Повзрослев, он также лезет в центр любой компании и бывает огорчен и обижен, если в центре оказывается кто-то другой. Чтобы быть замеченным, он громко и красиво говорит, любит картинные позы, одевается модно – или, наоборот, демонстративно небрежно. Если в близких ему кругах пошло увлечение хиппи, он будет первый хиппи, если в моде йога, он йог, и вам об этом обязательно расскажет.

Немного преувеличив свои достижения.

Если им увлеклись и ему поверили, он может стать и лидером, но обычно ненадолго, потому что на словах он сильнее, чем в делах. С ним легко договориться, он легок на подъем, но не обязателен: много обещает, мало выполняет. Он первый, кто будет говорить об Ответственности и Совести, однако потом, в деле, все как-то естественно забывается. В трудной, опасной ситуации он может и струсить, и предать, но очень тихо и незаметно.

Особенно от себя самого.

Если компания от него отворачивается, он говорит, что разочаровался в этих людях и ищет зрителей новых. Для него действительно несложно поменять и друзей, и работу, хотя бы потому, что он ни к кому сильно не привязывается и внутри хорошо защищен. Для него не будет трагедией, если его девушка танцует не с ним: «Она с другим? Ну и дура, и не надо, другую приглашу».

И пригласит, и будет очарован ею и разочарован жизнью…

При внутренней легкости внешне он – любитель драм. Его ревность – жестокая ревность, его отчаяние – предельное, особенно при внимательных зрителях. Он будет кричать: «А, ты меня покидаешь!», рвать волосы – и на себе, и на других, а если не поможет, пойдет даже на самоубийство.

Точнее, на попытку самоубийства. Особенно если истероид – женщина.

Порежет вены на предплечье – но неглубоко, съест таблетки из аптечки – но немного и, как правило, позаботится, чтобы окружающие о его намерениях вовремя узнали. Очень «тайно» признается, что собирается повеситься, поинтересуется, где достать сильнодействующий яд, перед прыжком из окна будет долго и истерично кричать, чтобы его (ее) удержали, а под транспорт будет бросаться обязательно на глазах у прохожих.

А еще лучше – на глазах у виновника, чтобы тот сильнее прочувствовал глубину его несчастья.

Конечно, самоубийство – это крайняя мера, а вот заболеть – по-настоящему, по-всамделишному, с температурой и чем хотите – для него пара пустяков. Легко! Его тело, как и его душа, ему послушны… А тогда – почему бы и не заболеть, если, например, устал и работать что-то не хочется, или хочется пожалеть себя, или чтобы пожалели тебя…

А заодно и укорить тех, кто довел его до этого ужасного состояния!

Живя с родителями, он может требовать свободы, независимости, устраивать шумные конфликты, грозить уйти из дому – и даже сделать это! Но – ненадолго. Но – недалеко. Потому что он их любит и к ним привязан.

А особенно потому, что именно родители есть его главная кормушка. Потому что кто, кроме них, даст ему деньги, тепло и внимание – всегда?

Шизоид

С детских лет поражает ребенок, который любит играть один, не тянется к сверстникам, избегает шумных забав, предпочитает держаться среди взрослых, иногда подолгу молча слушает их беседы. К этому иногда добавляется какая-то холодность и недетская сдержанность. Малоподвижное, как будто замороженное лицо… Это – шизоид.

Шизоиду природа выморозила чувства и вставила один интеллект, причем, как правило, без ориентиров. Смутный и плотный мир переживаний, тень предчувствий и пламя страстей, радость и стыд чувственности, все то, что так близко поэтам и женщинам, – все это не его мир. Он может им интересоваться, но усваивает его только в качестве иностранного языка. Его мир – мир понятий, схем и вычислений.

И что ему с этим делать среди людей, то есть того, что не вычисляется?

Он может разложить и проанализировать. А обольстить и соблазнить – для него так же невозможно, как пройти сквозь стену вслед за домашним привидением: ему нечем это сделать, у него для этого просто нет органов. У него отсутствует интуиция, и в компании ему трудно, как и компании с ним, где он всегда «белая ворона» и почти всегда «некстати». Он не может ловить «тонкие вещи» во взаимоотношениях: когда что сказать или промолчать, когда уйти или остаться.

Поэтому, как правило, он уходит.

В результате это человек, как будто всегда отгороженный от окружающих какой-то невидимой, как бы стеклянной, стеной. Он не может, да и редко хочет, разомкнуть свое одиночество и выйти к людям, к себе же во внутренний мир пускает крайне неохотно. Шизоид – это человек-отшельник, человек «не от мира сего». Чаще всего он неразговорчив («не знаю, о чем еще говорить»), однако с пол-оборота «грузит» подходящего собеседника своими теориями, например о строении мира. Шизоиды – это великие теоретики.

Не умея поддерживать самый элементарный светский треп, они глубоко просистематизируют и обобщат процесс общения; в жизни их элементарно обведут вокруг пальца, зато они напишут работу по психологии и философии человеческих взаимоотношений. В жизни они беспомощны, но в теории – всесильны.

А научные работы их называются примерно так: «Самая общая теория Всего».

Если шизоида не трогать, он совершенно безобиден, но при этом не приручается и остается «вещью в себе». Близким людям рядом с ним спокойно, но неуютно: шизоид не даст им ни тепла, ни любви и благодарности, а некоторые его поступки могут выглядеть жестокими. На самом деле он не жесток, а просто аналитичен, а его холодность – скорее неспособность почувствовать душу другого, отсутствие эмоционального резонанса. Тем не менее он все-таки человек, и, если его «скорлупа» дает трещину, он обнаруживает неожиданную для окружающих ранимость.

Параноик

Параноик – это снаряд большой пробивной силы. Энергичный, никогда не сомневающийся в своей правоте и неправоте всех колеблющихся, он прет, как танк, и сопротивление только усиливает его напор.

В обычной жизни – это просто целеустремленный и уверенный в себе человек, знающий, что ему надо. Если же у него появляется «сверхценная идея», этому подчиняется все, и он идет к ней напролом, сметая все на своем пути и не обращая внимания на мелочи и детали – например, на людей.

Он не любит долго болтать и философствовать, это человек действия, хотя, если ему надо вас в чем-то убедить, он не пожалеет для этого ни своего, ни вашего времени. Если вы с ним в одном деле, вы можете на него положиться: он надежен, твердо держит программу и договоренности выполняет. Однако, если вы вышли из сферы его интересов, на прошлую дружбу и чувства привязанности не надейтесь: вы остались в его прошлом, а прошлое он вспоминать не склонен.

Параноик не сентиментален, и обращаться к его чувствам все равно что играть на флейте перед мчащимся стадом бизонов: можно, но бесполезно. Как человек «себе на уме», он довольно недоверчив и в людях чаще видит плохое.

Как ни странно, при этом чаще всего оказывается прав.

Похоже, что ему немного нравится ломить силой, и его обычный стиль жизни – борьба. Конечно, он всегда борется за лучшее и за справедливость, и почти всегда это оказывается защитой его интересов: видимо, потому, что все лучшее для себя олицетворяет он.

Он это называет «я себя уважаю», другие называют «мания величия».

В семье с ним трудно – он вечно в работе, рядом с близкими (и детьми) требователен, что-нибудь с ним пообсуждать непросто – он знает решение сразу и в суждениях категоричен. На возражения легко заводится, на колкости отвечает грубостью и, самое главное, очень тяжел в ревности.

Всему лучшему и всему худшему в жизни мы обязаны – параноикам.

Человек настроения

Все мы – родом из детства. Человек настроения, тем не менее, отличается от остальных тем, что он в детстве так и остался. Его душа – душа ребенка, она светла, искрення, непосредственна и наивна.

В детстве эти дети часто болели инфекционными заболеваниями: постоянные ангины, простуды, хронические пневмонии, мог быть ревматизм, холецистит и другие нестрашные, но неприятные вещи. Они болели не тяжело, но затяжная и повторная форма вела к тому, что с ними всегда был кто-то из любящих их близких. Немножко покапризничать, немного поиграть – нянчиться с таким ребенком было приятно. Ребенок был любим и отвечал тем же.

Он был милым с детства: вот он прибежал к мамке, так душевно уткнулся в нее, спрятав глазки, и прижался, обняв… Пожаловался, даже слезы выступили на глазах! Но что самое приятное, быстро под теплыми мамиными словами утешился. И расцвел улыбкой…

С ним нянчились, ловили малейшее изменение его настроения и самочувствия, и он стал делать так же. И, повзрослев, он стал вечной нянькой сам себе, нежно любимому. Похоже, что ему понравилось купаться в светлом детстве, и уходить во взрослую, самостоятельную и ответственную жизнь – он не стал.

И теперь каждый раз, любую минуту этот славный большой ребенок разрешает себе чувствовать то, что ему хочется: когда – радоваться, когда – капризничать или грустить. Это стиль его жизни, а найти поводы для любого настроения при желании – так легко!

Некстати пошел дождь, перед носом отъехал троллейбус, а потом оторвалась пуговица – настроение испорчено. Рядом встала симпатичная девушка, выглянуло солнышко, на сером асфальте увидел потрясающе оранжевую апельсиновую корку – душа поет, хочется любить всех. Все легко: потому что, когда в следующий раз он захочет погрустить и пожалеть себя родного – он найдет поводы для этого «на раз».

Как искренний ребенок, он все переживает взаправду, от души и во все тело: он легко теряет сон и аппетит, резко меняется его трудоспособность и просто состояние здоровья. Изменилось настроение – меняется мир. Он на подъеме – жизнь прекрасна, он всех любит и всем восхищается. Он не в духе, значит, все хреново, люди гады, а сам он дурак.

Он живет не головой, а сердцем, и сердце его подводит редко. Он интуитив, и, знакомясь с людьми, мгновенно чувствует настоящее отношение к себе.

Хуже бывает то, что на него он также мгновенно и искренне реагирует…

И тем не менее окружающие люди, а особенно его близкие, относятся к нему с искренней симпатией: ведь в душе он добрый и теплый человек, он не завистлив, не заносчив, благодарен, ценит доброе к себе отношение, в общении открыт и сердечен.

На работе он так же приятен и мил, но если там нужно работать, то он существенно бесполезен. Растерянно улыбаясь или огорченно мнясь, он будет виновато рассказывать про очередные обстоятельства, искренне вздыхать и обещать, что это в последний раз, – но вы-то знаете, что проваленное им дело не первое и не последнее.

Такие люди не ставят себе больших задач в жизни и, пока жизнь их бережет, живут легко, ловя солнышко и иногда трепыхаясь, как листок на ветру. Однако настоящие утраты они переносят тяжело, и в трудностях на них опереться нельзя: они не привыкли бороться. Они могут только переживать и плакать.

Похоже, они в любом возрасте верят, что, если долго и горько плакать, кто-то Очень Большой и Добрый обязательно придет и их непременно утешит…

Эпилептоид

Это знающий жизнь и людей реалист, никакой творец и педантичный исполнитель. Он всегда знает свою правоту, свои права и свои обиды, легко обвинит вас и никогда не признает вину свою.

Для себя он – единственно хороший человек.

С детства такие дети много плачут, и их ничем не успокоишь. Ребенок, однако, растет сильным, хотя часто капризничает и делает все как будто назло. Общителен, но друзей немного, потому что в играх он любит покомандовать и все вопросы решает только в свою пользу. Рассудителен, бережлив, а его игрушки – только его: сам не даст, а попробуют отнять – будет драться. В школе его отмечают за аккуратность и чистые тетрадки, но в творческих заданиях похвалить его не за что.

Самый трудный для него – подростковый возраст, когда частое плохое настроение копится в душе тоской и злобой и готово взорваться по любой мелочи. Любит азартные игры, из компьютерных игр ему нравятся те, где стреляют или набирают сокровища, шахматы ему нравятся порядком, футбол – возможностью бить. У него рано и сильно просыпается сексуальное влечение, но в связях он осторожен из-за страха «подцепить заразу». В любви эпилептоид собственник, ревнив, подозрителен и измен не прощает никогда.

Родителей почитает, но до тех пор, пока те сильны. Если же он почувствует силу свою, на смену заботы и нежности придут претензии и требования «своей доли».

На работе его уважают и побаиваются. Он всегда знает, как правильно, особенно если на это есть письменное распоряжение. С другой стороны, если нужный документ вы ему не предоставите, он не будет входить в ваше положение и вас «завернет», хотя бы и относился к вам хорошо: просто порядок такой! Он всегда дружит с тем, кто сейчас начальство, готов выполнять любые правила, если только они заверены печатью, и спокойно устроит вам любую неприятность, если вы хоть чем-то ущемили интересы его. Хотя, как разумный и справедливый человек, за доброе ему дело он ответит вам услугой.

Будучи начальником сам, эпилептоид устанавливает жесткий дисциплинарный режим, издает много распоряжений и вмешивается во все дела. Он не любит у других собственного мнения, критики в свой адрес и каких-либо нововведений. Если есть порядок, зачем его менять? Если есть руководство, зачем выдумывать?

Дома это спокойный и бодрый человек, особенно в режиме размеренной и упорядоченной жизни. Трудолюбив, заботлив, аккуратен, все уберет на свое место, но всегда недоволен, когда кто-то не вытер стол, не принес хлеб, не закрыл тюбик зубной пасты…

Ну почему??!

Похоже, что вещи эпилептоид любит немного больше, чем людей, – может быть, потому, что, если их поставить в ряд, этот порядок они уже не нарушают. По крайней мере, уменьшительные словечки, которые он обожает, к людям он употребляет реже и иногда с подозрительной интонацией.

Астеник

У меня на окне растет некоторое милое, но худосочное и до крайности истощенное растение, от соприкосновения с которым мы оба вздрагиваем всем телом – и я, и растение. И оно на это, по-моему, сильно обижается.

Как настоящий астеник.

Если вы когда-то были сильно душевно уставшим – так, что все било вам по нервам, когда любое чье-то едкое слово резало вас как по живому и единственным вашим желанием было, чтобы от вас отстали все, – то вы тогда были астеником.

Все мы бываем астениками, просто астеники бывают ими чаще.

Врачи с детства объясняли его маме (папа занимался им существенно меньше), что у ребенка слабая нервная система и большая впечатлительность. Беспокойный сон, плохой аппетит, капризы, пугливость, заикание… Боялся без мамы оставаться в детском саду, боялся засыпать вечером один, часто плакал, хныкал, болел… По поликлиникам его водили, но от общения с врачами его страхи не проходили, а только усиливались.

Была ли его мама таким же слабым и беспомощным созданием или, наоборот, задавила его своими требованиями, окриками и недовольством – не важно, результатом же было то, что в школу его отдавали с большими тревогами. И верно – ни к школьным нагрузкам, ни к школьной дикости он оказался не готов.

В школе его часто доводили сверстники ровно потому, что держался он робко, застенчиво, дать отпор наглости не умел, шуток не понимал и довести его было легко. Если к нему тихо подойти сзади и выбить из руки портфель, он вздрогнет просто от неожиданности и растеряется. Потом, подняв смятый портфель, побледнеет от злости, сожмет кулаки… – но останется на месте, краснея от стыда за собственную трусость и беспомощность. Да, он боится: он боится резких стуков (хлопнула дверь), боится неожиданных прикосновений (хлоп по плечу!), панически боится публичного провала (а надо выступать перед классом), пугается животных (а все собаки на него лают), а пуще всего боится того, что его обвинят в том, что он боится… Умножьте все это на его больное самолюбие и почувствуете, что его душа – как одна натянутая струна, дергающаяся между обнаженными нервами.

Почувствуйте – и простите ему его несдержанность и раздражительность. И то, что срывается он чаще на слабых.

Из-за того, что эмоции его так неустойчивы, астеника можно было бы назвать человеком настроения, но на самом деле они очень разные – у них разное содержание эмоций. У человека настроения из-за перемены настроения меняется картина мира в целом, у астеника же все переживания крутятся вокруг его личных удач или неудач. Человек настроения ощущает себя частичкой огромного мира, астеник – его центром.

Точнее, клином, на котором сошелся белый свет. Когда жить так больно, начинаешь себя ценить…

Его жизнь нередко сопровождает ипохондрия: постоянные размышления о здоровье и болезнях, на фоне которых он все время прислушивается к своим телесным ощущениям, а чаще всего к сердечку. Астеник охотно лечится, укладывается в постель, подвергается осмотрам…

– Как вы себя чувствуете?

– Чувствую, но плохо…

Возбужденный оптимист

Хорошо тому живется, кто здоровый оптимист! Пожаловаться не на что: прекрасное здоровье, всегда хорошее настроение, цветущий внешний вид, отменный аппетит и крепкий сон. Он был таким с детства, и, несомненно, такой ребенок – мечта каждого родителя.

До тех пор, пока такой ребенок у них самих не появился.

Рядом с ним – не знаешь куда деться, когда его нет – совершенно не представляешь, куда он делся. Шумные и подвижные, совершенно неугомонные, такие дети готовы днями пропадать во дворе, забывая о любых родителях, времени и ограничениях. Если у вас из дома вдруг исчезли ножи и деньги, скорее всего, ваше чадо готовит тайную экспедицию в Африку охотиться на крокодилов, дав задание своим друзьям и подельникам достать оружие и попутно разрабатывая схему взятия банка для покрытия путевых расходов. Впрочем, скорее всего, по дороге на вокзал они зайдут в ближайшее казино и, быстро подружившись с охранником, начнут…

Честно признаюсь, я не знаю, что могут делать первоклассники в казино, но они болтались там три часа.

Сентенции, что «взрослых надо слушаться», они слушают так же, как шум водопада, и всегда могут прервать на середине предложения предложением покататься у вас на шее.

В школе от них стонут, но не любить их нельзя: они открыты, добры и отзывчивы, у них богатые и живые чувства, быстрый ум и нередко художественная одаренность. Способные, они усваивают и хватают все на лету,

в том числе и любые дурные привычки,

всегда готовы помочь учителю,

хотя и редко доводят дело до конца,

легко записываются в спортивные секции, школьный театр и технические кружки (все сразу), всегда берутся сразу за все и искренне недоумевают, когда к нужному времени обещанное ими оказывается невыполненным. Они щедры часто еще более, чем богаты, поэтому не всегда могут возвратить долги и вполне могут подарить вам – чужое.

От души, потому что живут в мире, исполненном изобилия.

Им часто достается за их недисциплинированность и необязательность, но они никогда не обижаются на критику – в первую очередь потому, что вообще мало обращают на нее внимание.

Взрослея, наши герои обычно быстро покидают родительское гнездо и великолепно чувствуют себя в новой жизни, хотя родителей и семью вспоминают часто и всегда с благодарностью. Привязать и удержать их около себя удается мало кому: они любят вас, но еще больше они любят жизнь в калейдоскопе лиц и событий.

Им трудно быть равнодушными к женщинам, они всегда готовы любить, и любить многих. Кроме женщин, искренне любят себя, детей и животных.

Депрессированный

Он живет без радости, так же как и людям мало радости от него. Вроде бы ничем особенно и не болен, а со здоровьем все не складывается: физическое самочувствие неважное, вечная усталость, аппетита нет, сон плохой: вечером не спится, утром не хочется вставать. Естественно, он ходит вечно вялый и какой-то непроснувшийся: лицо скучное, реакции заторможенные, походка и осанка как у наказанного.

Настроение колеблется от «так себе» до плохого, преобладает общее состояние подавленности. Мир воспринимается серым, все вокруг как бы покрывается пылью и дряхлеет. Даже в юности он какой-то старый. И время вокруг него ползет медленно, тягуче…

Он, конечно, пессимист, и это единственное, что он в себе ценит. Не лишен философичности, нередко склонен к иронии и цинизму, хотя вовсе не злой и скорее наоборот. В своем прошлом он видит в основном ошибки и неудачи, в будущем – трудности и проблемы, может это и аргументировать, хотя и не хочется. Часто задумывается, позже не всегда понимая о чем.

Вообще с энергией у него плохо, воодушевляться нечем, и к длительному волевому усилию он не способен. В очередной раз не сделав намеченное, он кисло хмыкает по поводу подтверждения своей никчемности и погружается в привычную апатию. Юмор же в том, что ему действительно часто не везет!

Его легко обидеть, а критика убивает последние силы и рождает уныние. В себе он не уверен, самооценка пониженная, считает себя неудачником и иногда даже думает, что так ему и надо. В новой обстановке чувствует себя неуверенно, молчит и торопится укрыться в раковину своей квартиры и своих близких, к которым тянется и привязан.

Тревожно-ответственный

Дорога говорит ему: «Подумай еще раз!», деревья шепчут: «Загляни в себя, разберись в своих мотивах!», ветер спрашивает его: «Все ли ты предусмотрел?» Его небо – всегда тревожного цвета, а воздух пахнет обещанием катастрофы.

По крайней мере, неприятности. Или неудачи.

Такой жизнью жила его мама. Она тревожилась всегда: уходя из дома, по нескольку раз проверяла, не горит ли газ, не включен ли утюг, выключен ли свет, закрыла ли она дверь… – и все равно нередко возвращалась, чтобы еще раз все проверить. Во время беременности мама много переживала, читала медицинскую литературу, много советовалась со своей мамой, купила заранее все и все равно чувствовала себя не готовой. Ребенок родился. Она тщательно мыла руки, прежде чем прикоснуться к маленькому, по многу раз кипятила все пеленки и соблюдала в комнатах стерильную чистоту. Форточки были закрыты («простудится»), все режущие и колющие предметы спрятаны («не дай Бог…»), а вместо того, чтобы поставить домашний стадион, осаживали окриками: «Не бегай – упадешь!» Ребенок рос в зоне заботливого, но тревожного внимания.

В детстве робкий и пугливый, моторно неловкий, мальчик проявлял ранние «интеллектуальные интересы» и склонность к рассуждательству. Долго любил ходить, держась за руку родителей, и привязанность к родным и близким у него сохранилась на всю жизнь.

Иногда кажется, что тревожностью он заразился от мамы, но он мог расти и в семье, где с детства из него пытались сделать героя. Безуспешно.

Подрастая, он всегда избегал авантюр и никогда не попадал в милицию. Он и правонарушения – две вещи несовместные. Сверстники уважали его за честность, дружили с ним из-за его незлобливости и смеялись над его нерешительностью. Он мог быть побитым, но не дрался: не из-за трусости, а потому что «драться нехорошо».

Хотя, если честно признаться, драться он толком и не умел – руки у него всегда были неловкие и слабые.

Взрослея, он только умножал чувство ответственности и расширял поле для своих тревог. «А вдруг? Вдруг кто-то заболеет? Да, и умрет! Собьет машина? Ох, мама что-то задерживается…» Однако самое страшное для него даже не то, что реально случилось, а то, что может или могло бы произойти. Если с ним – он еще переживет, но если с близкими…

Ах!..

Если он не религиозен, то обязательно суеверен, и от напастей мира аккуратнейшим образом защищается богатым набором примет и ритуалов. Если вы идете с ним рядом, то заметите, как он избегает наступать не только на крышки люков, но даже на трещины на асфальте, ступает на лестницу только с правой (например) ноги и обязательно найдет дерево, по которому надо постучать, если неосторожно выразил надежду на успех.

Да, он нерешителен. Он долго размышляет, прежде чем на что-то решиться, десятки раз взвешивает все плюсы и минусы, говорит много правильных слов, но – с решением тянет, мучая этим прежде всего самого себя… Если же вы с ним все-таки договоритесь, то можете выдохнуть и расслабиться: все будет в порядке, он свои обязательства выполнит. Он щепетильно честен. У него преувеличенное чувство долга, занятые деньги отдаст всегда в срок и до копейки, если же он как-то вас подвел, то съест себя раньше, чем вы скажете ему, что вам это не нужно.

Женившись, он оказывается прекрасным семьянином – по женщинам не бегает, мало пьет, умеренно курит, из магазина принесет все согласно списку. Постоянен и в привычках, и в привязанностях, поэтому, раз найдя нормальную работу, ее уже не меняет. На работе его ценят, и единственное, чем он раздражает людей, это своей исключительной добросовестностью, из-за которой он любую ерунду делает ужасно долго.

Он предусмотрителен и осторожен. Он сделает все, чтобы не было провала, но никогда в прыжке не поймает за крыло Синюю Птицу Счастья.


И еще, о тестах вообще. Тесты – вещь увлекательная, но опасная. Человек – существо внушаемое, и гипноз теста (как-никак научная разработка! апробирован – верифицирован – модифицирован!) впечатывает в нашу личность убеждение: «Я такой». И если это становится барьером («Я не могу, ведь я такой!») – вы в проигрыше. Но если это становится стартовой площадкой, когда от «Я пока такой!» протягивается линия к «Я хочу быть таким-то. Я буду им!» – тест вам помог.

Он показал вам реальное положение вещей, а без этого – куда двигаться?

Николай Козлов